0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мифы и легенды: оборотни в средневековой Швейцарии

Мифы и легенды: оборотни в средневековой Швейцарии

Изображение человека, который убил в Женеве шестнадцать детей после того, как стал оборотнем. Zentralbibliothek Zürich

В Швейцарии безумная охота на ведьм началась в западной ее части. И если о процессах над ведьмами информация есть, то о процессах над оборотнями – а на них охотились аж до 18-го века – известно гораздо меньше. Наш материал рассказывает о том, как такие преследования проходили в этой альпийской стране.

Этот контент был опубликован 10 ноября 2019 года — 11:00 10 ноября 2019 года — 11:00

  • Deutsch (de) Werwölfe in der Schweiz
  • 日本語 (ja) スイスで信じられていたオオカミ人間の存在
  • Italiano (it) Lupi mannari in Svizzera
  • 中文 (zh) 瑞士的狼人
  • Français (fr) La chasse oubliée des loups-garous en Suisse

Западная Швейцария стала одним из тех центров охоты на ведьм в cредневековой Европе, где это явление началось очень рано. После судебных процессов над еретиками, например вальденсами, в регионе уже был накоплен опыт преследования инакомыслящих, который теперь использовался против других «поборников дьявола».

С 1430 года в Вале, в регионе вокруг Лозанны и Женевского озера, а также во Фрибуре и Базеле как женщин, так и мужчин тащили в суд по обвинению в том, что они выступали против христианской церкви при помощи дьявола и колдовства. Но в протоколах, которые в те годы вели инквизиторы, можно разглядеть одну фигуру, которая вызвала у богословов и демонологов удивление и вопросы, — фигуру волка.

Новый монстр на улицах Японии

Иикура предлагает одну теорию происхождения этой конкретной легенды. Примерно в конце 1978 года распространился слух о том, что пожилая женщина из фермерской семьи в городе Яоцу в префектуре Гифу заметила женщину с широко разрезанным ртом, которая стояла в углу сада. Местная газета напечатала статью об этой истории, легенда разрослась и распространилась, когда дети того региона её пересказывали. Он говорит: «Были самые разные варианты – например, они могли рассказывать, что на ней была маска или красное пальто, или что она несла серп. Или говорили, что она может пробежать сто метров за шесть секунд, что она ненавидит помаду для волос, или что от неё можно уйти, если дать ей леденец бэккоамэ».

Шесть месяцев спустя слух разошёлся по всей стране, от Аомори на севере и до Кагосимы на юге. По словам Иикуры, это было время, когда всё больше детей начало посещать курсы интенсивной подготовки (дзюку). Раньше слухи редко переходили из одного школьного округа в другой, но на таких курсах учились детей из разных округов, и они рассказывали в своих школах то, что слышали о других, потом рассказывали родственникам и другим знакомым людям, например, по телефону, и так далее, после чего историю подхватывали другие газеты и телекомпании».

В глазах детей кутисакэ-онна была страшным существом, о котором ходят неясные слухи. «Курсы начинались вечером, а когда они заканчивались, дети выходили группами на ночные улицы. Они видели взрослых неизвестных им ранее типов – женщин, выходящих на ночные работы или очень пьяных людей». Как отмечает Иикура, беспокойство детей по поводу возможности встретить людей, которые могли бы причинить им вред, проецировалось в образе кутисакэ-онна.

«Сначала учителя и родители тоже волновались, патрулировали улицы и организовывали возвращение детей группами. Слухи стихли к началу летних каникул в 1979 году, но яркий образ «женщины с разрезанным ртом» сохранился у каждого в памяти как ещё один ужасный монстр-обакэ».


Дом с привидениями «Узкая тропа ужаса» (Кёфу-но хосомити), сюжет которого построен на «женщине с разрезанным ртом», расположен в торговой галерее Янагасэ в г. Гифу. Он работал с 2012 по 2019 год пять сезонов. (© Jiji)

Во время распространения легенды о кутисакэ-онна в конце 1970-х годов японская экономика уже преобразилась, по всей стране в домохозяйствах появились основные элементы городской культурной жизни – телевизоры, автомобили и телефоны.

Термин «городская легенда» пришёл в Японию в 1988 году с переводом книги американского фольклориста Яна Гарольда Брюнванда «Исчезающий автостопщик» 1981 года. Говорят, что начинающие японские исследователи, осуществившие перевод, хотели рассеять в академическом мире представления о том, что «устная литература» – это только старые сказки и легенды, и открыть путь исследованиям сплетней и слухов современного города.

Брюнванд определил городскую легенду как причудливую, но правдоподобную историю о чём-то, случившемся в городской обстановке, как говорят, «с приятелем друга». Автостопщик, например, оказывается призраком, или сбежавший убийца прячется под кроватью. Мотив пассажира-призрака восходит к эпохе наёмных конных экипажей девятнадцатого века, но он приспособился к временам автомобиля, чему помог рост средств массовой информации. Люди рассказывали эти истории как то, что слышали из местных газет и радио; рассказы обретали местный колорит и обрастали деталями, блуждая по всей территории Соединенных Штатов.

«В конце 1980-х годов в Японии привлекал внимание рост интереса молодёжи к устной передаче информации. Это была активно обсуждаемая тема – феномен того, как как у учеников средних и старших классов вдруг возникает интерес к одному и тому же, как внезапно появляются очереди в магазинах мороженого, таких как Hobson’s и Baskin Robbins, или возникает мода на сумки Boston. В токийском регионе весть о том, что «вот это – классная вещь», мгновенно распространялась среди школьников. С появлением семейных ресторанов и минимаркетов-комбини, в которых можно подработать, у школьников и студентов завелись деньги. В те времена приближался период «экономики мыльного пузыря», и у детей начиная со средних классов увеличилась покупательская способность. Тогда по-настоящему развернулся маркетинг, ориентированный на устное общение детей».

Читать еще:  Ошибка 403 на Android. Невозможно установить приложение.

Очень показательна история успеха компании Lotte с её печеньем Koala’s March (Коара-но мати). Среди старшеклассниц распространился слух, что найти коалу с бровями – хорошая примета, и Lotte испробовала разные стратегии – например, увеличила количество различных дизайнов коалы. Это на долгое время обеспечило успех марки Koala, и в 2019 году продукт отметил свою тридцать пятую годовщину.

«Другие широко известные истории – это, например, поверье, будто бы прикосновение к фундоси (набедренной повязке) персонажа-посыльного, нарисованного на грузовиках курьерской службы «Сагава», приносит удачу, или другая примета – если пара влюблённых вместе катаются на лодке в пруду Синобадзу в парке Уэно, то они непременно расстанутся. Журналы собирали такие истории в рубриках городских легенд». Авторы таких журналов работали над повышением интереса к собранным рассказам. Яркий пример – популярный журнал «Поппутин», который писал о «собаке с человеческим лицом», которая могла говорить, её лицо напоминало мужчину средних лет, и она гонялась за машинами со скоростью более 100 километров в час.

Однако бум длился недолго, объясняет Иикура. «Такие городские легенды достигли пика своей популярности в начале 1990-х годов, а после 1995 года интерес к ним пошёл на спад. Землетрясение в Кобе и зариновая атака в токийском метро повлияли на общественную атмосферу, она стала не слишком подходящей для разговоров о легендарных монстрах. СМИ перестали публиковать истории о таких сверхъестественных явлениях».

Военное поколение коммуналок

К началу 1930-х годов в старом фонде практически не осталось «отдельных» квартир, а те, что строились, были исключительной привилегией новой советской элиты — партийной верхушки, стахановцев, выдающихся деятелей культуры. Жители коммунальной квартиры стали привыкать к вынужденному добрососедству. Как подметила Е.С. Вентцель, «живя так долго вместе и рядом, нельзя оставаться чужими. Между соседями возникает своеобразная родственность, отнюдь не любовная, скорее сварливая, но все же родственность. Они ссорятся, оскорбляют друг друга, срывают один на другом свою нервную злобу — и все же они семья. Заболеешь — соседи купят что надо, принесут, чайник согреют» 8 .

О том же вспоминал историк Ю.Л. Бессмертный: «Хотя отношения между разными жильцами квартиры бывали неровными, в лихую годину все приходили друг другу на помощь. Это случалось не только тогда, когда кто-то заболевал. Сочувствие явственно ощущалось и в страшные дни арестов 37-38 годов. Репрессии коснулись тогда пяти из семи семей, живших в нашей квартире» 9 . Нередкими, впрочем, были и другие примеры — когда соседи доносами пытались улучшить собственные жилищные условия.

Подрастали дети коммуналок — первое поколение, которое воспринимало коллективное бытие как нечто само собой разумеющееся. Эти дети росли со сверстниками под присмотром соседей, гостили в соседских комнатах и уже не испытывали душевных мук от невозможности уединения, как их родители. Для них была нормой тесная комната с отгороженной фанерой или занавеской родительской «спальней», с продуктами, вывешенными из окна в авоське; кухня, тесно заставленная столиками с примусами; понедельная уборка мест общего пользования; часто незапертая общая дверь; длинный список жильцов с указанием, кому сколько раз звонить; чья-то няня или домработница, спящая в общем коридоре, заставленном вязанками дров, шкафами, велосипедами и тазами; лампочки и счетчики над дверью каждой комнаты и общий телефон.

«Все жили вровень, скромно так: система коридорная,

На тридцать восемь комнаток всего одна уборная»,

— пел выросший в коммуналке «на Первой Мещанской в конце» Владимир Высоцкий.

Все это было жизненным пространством подавляющего большинства городских детей. Они вырастали, обзаводились семьями и переезжали в новую коммуналку.

А завтра была война. И, как утверждает фронтовик Самойлов, «понятие о неминуемости совместной жизни, о взаимопомощи», «о приспособляемости и контактности» очень помогало «детям коммуналок» на фронте.

Лучшая рецензия на книгу

11 мая 2020 г. 10:22

Доктор Иоганн Георг Фауст — реальная историческая личность, которой посвящено множество значимых литературных произведений. Одна из самых известных историй о нём — трагедия Иоганна Вольфганга Гёте. Пьеса Кристофера Марло не настолько популярна в России, однако именно Марло одним из первых облёк жизнь легендарного чернокнижника в литературное произведение.

И очень жаль, что о творчестве Марло я узнала только недавно в поисках книги из школьной программы по литературе в Великобритании. А ведь он один из наиболее выдающихся современников Шекспира! Знаменитый английский драматург даже цитировал строки из работ Марло в трагедии «Гамлет»! Что неудивительно, ведь поэт был очень талантлив.

«Трагическая история доктора Фауста» — небольшая по объёму, но содержательная пьеса, кратко, и в то же время…

Предисловие редактора

Автор: Виктор Жирмунский

Перевод: Сандухт Акулянц

Народная книга — Автор не указан
Перевод: Р. Френкель

Перевод: Р. Френкель

Перевод: Сандухт Акулянц, Р. Френкель, Н. Сигал

Кукольные комедии — Автор не указан
Перевод: Н. Сигал

Перевод: Н. Сигал

Перевод: Наталия Амосова

`Фауст` Лессинга — Автор не указан
Перевод: В. Гаккель-Аренс

Перевод: В. Гаккель-Аренс

Автор: Автор не указан

Список сокращений

Автор: Автор не указан

Список иллюстраций

Автор: Автор не указан

Год издания: 1978

424 стр.
Формат 70×90/16 (170х215 мм)
Тираж 100 000 экз.
Твердый переплет

Читать еще:  Google Старт на андроид скачать бесплатно

Зловещая кунэкунэ: Интернет и второе рождение городских легенд

В двадцать первом веке городские легенды превратились в интернет-феномен. «Если во времена первой волны зарождающиеся среди детей слухи собирали и распространяли телевидение, журналы и другие СМИ, то в 2000-е годы растущая популярность блогов привела к расцвету текстовых сайтов. Блоги, где были собраны городские легенды, привлекали читателей, благодаря их популярности стали публиковать книги на такие темы, и таким образом сходные материалы распространялись как онлайн, так и в физическом виде. Те, кто был школьником во времена бума городских легенд, читали их с ностальгическим удовольствием, а у людей, выросших позже, они вызывали любопытство».

Журналы и телекомпании находили на форуме 2channel и новые материалы, что привело к популяризации новых городских легенд. Широкую известность обрели, например, зловещая белая кунэкунэ, извивающаяся человекоподобная фигура, которую ученики младших классов якобы замечали на рисовых полях – она может вызвать безумие, если подойти слишком близко; которибако, коробочка с проклятием, которую заполняют кровью и частями тела и передают жертве; Хассяку-сама, чудовищная женщина ростом более 2 метров. «Большинство таких страшных историй впервые появляется в Интернете, где они разрослись в форме, слишком длинной для устной передачи», – поясняет Иикура.

Примерно с 2010 года появились легенды, создаваемые в ходе взаимодействия через социальные сети. Жуткая история о станции Кисараги развивалась более 10 лет, за это время она перешла с форума 2channel на Твиттер. Все началось в 2004 году с сообщения на 2channel: «Я сел в поезд на станции Син-Хамамацу. Я на этом поезде всегда езжу на работу, но он прибыл на безлюдную станцию, о которой я никогда не слышал. Что мне делать?». Из первоначального поста – обращения за советом и ответов на него – история выросла в повествование о некоем зловещем месте, которого не найти на карте. Иикура говорит: «Когда истории достигают определённого размера, кто-нибудь размещает их на сайтах-сборниках, потом ими снова делятся. Они написаны в форме псевдореалистического рассказа от «настоящего» рассказчика, кажется, что вы действительно присутствуете при общении. Вы можете вклиниться и поучаствовать в создании истории. Это – характерная черта второй волны городских легенд в эпоху Интернета. Ужасных историй много. Я думаю, тут работает и игровой элемент, люди устраивают своего рода «игру в догонялки», делясь опытом страшных историй или необъяснимых событий в разных странах мира».

В отличие от устных историй, городские легенды, передаваемые онлайн, имеют тенденцию впадать в одну из крайностей – они либо остаются совершенно неизменными, либо в процессе меняются до неузнаваемости. «Когда вы рассказываете историю устно, вы полагаетесь на память, поэтому даже если она незначительно меняется, основные детали остаются неизменными. При передаче онлайн вы можете её скопировать и вставить, как есть, или же полностью переделать, если хочется. Это делается моментально, физическая дистанция не является проблемой, так что и скорость, с которой истории пересекают международные границы, также увеличилась» – говорит Иикура.

Примерно с 2000 года легенда о кутисакэ-онна через Интернет вышла за границы Японии. По словам Иикуры, она приобрела новые характеристики – так, в Южной Корее рассказывают о «женщине в красной маске». «Согласно фольклорной традиции таких мест, как Окинава, Тайвань, Южная Корея и Китай, злые духи могут двигаться только по прямой, поэтому южнокорейская кутисакэ-онна утратила способность поворачивать за угол или подниматься по лестнице. Рассказывают и о её бойфренде – «мужчине с разрезанным ртом», у него – бритый череп, и он тоже носит маску. Когда городские легенды попадают в страны со своей современной городской культурой, они могут меняться для лучшего соответствия местной культуре».

Как богословы начали верить в оборотня

Хотя в Библии о «Волке» упоминается как о противнике, слово «оборотень» отсутствовало в церковной латыни. Потому что не нужно было придумывать слова для чего-то, что не могло существовать: заниматься перевоплощением или трансформацией живых существ считалось исключительно прерогативой Божией.

Первые сообщения об оборотнях из западной Швейцарии подробно обсуждались собранием епископов на церковном совете, который проходил в Базеле с 1431 года. В конце концов наиболее криминологически значимым вопросом, интересовавшим их, был следующий: кого-то просто обманул дьявол – и тот почувствовал себя волком? Или же кто-то на самом деле сознательно превратил себя в волка под руководством сатаны?

Петер Штуббе был обвинен судом в том, что стал оборотнем и убил 13 человек. В 1589 году недалеко от Кельна его пытали, приговорили к смерти и казнили. Akg-images / British Library

Некоторые богословы считали, что такие преобразования возможны: подобно тому, как Творец, как гончар, создавал кувшин, колдуны и ведьмы могут создать себе новое тело. Содержание, внутреннее «Я», оставалось прежним — и, следовательно, человек мог быть признан виновным.

В течение 15-го века была найдена золотая середина: хотя ни один человек не мог превратиться в волка, но он мог заключить договор с дьяволом, чтобы тот позволил ему предстать перед ним и другими людьми в волчьем обличье. Таким образом, предполагаемое превращение в оборотня из-за соглашения с дьяволом было признано колдовством.

Военное поколение коммуналок

К началу 1930-х годов в старом фонде практически не осталось «отдельных» квартир, а те, что строились, были исключительной привилегией новой советской элиты — партийной верхушки, стахановцев, выдающихся деятелей культуры. Жители коммунальной квартиры стали привыкать к вынужденному добрососедству. Как подметила Е.С. Вентцель, «живя так долго вместе и рядом, нельзя оставаться чужими. Между соседями возникает своеобразная родственность, отнюдь не любовная, скорее сварливая, но все же родственность. Они ссорятся, оскорбляют друг друга, срывают один на другом свою нервную злобу — и все же они семья. Заболеешь — соседи купят что надо, принесут, чайник согреют» 8 .

Читать еще:  Android Pay и Delivery Club — промокоды Яндекс Такси

О том же вспоминал историк Ю.Л. Бессмертный: «Хотя отношения между разными жильцами квартиры бывали неровными, в лихую годину все приходили друг другу на помощь. Это случалось не только тогда, когда кто-то заболевал. Сочувствие явственно ощущалось и в страшные дни арестов 37-38 годов. Репрессии коснулись тогда пяти из семи семей, живших в нашей квартире» 9 . Нередкими, впрочем, были и другие примеры — когда соседи доносами пытались улучшить собственные жилищные условия.

Подрастали дети коммуналок — первое поколение, которое воспринимало коллективное бытие как нечто само собой разумеющееся. Эти дети росли со сверстниками под присмотром соседей, гостили в соседских комнатах и уже не испытывали душевных мук от невозможности уединения, как их родители. Для них была нормой тесная комната с отгороженной фанерой или занавеской родительской «спальней», с продуктами, вывешенными из окна в авоське; кухня, тесно заставленная столиками с примусами; понедельная уборка мест общего пользования; часто незапертая общая дверь; длинный список жильцов с указанием, кому сколько раз звонить; чья-то няня или домработница, спящая в общем коридоре, заставленном вязанками дров, шкафами, велосипедами и тазами; лампочки и счетчики над дверью каждой комнаты и общий телефон.

«Все жили вровень, скромно так: система коридорная,

На тридцать восемь комнаток всего одна уборная»,

— пел выросший в коммуналке «на Первой Мещанской в конце» Владимир Высоцкий.

Все это было жизненным пространством подавляющего большинства городских детей. Они вырастали, обзаводились семьями и переезжали в новую коммуналку.

А завтра была война. И, как утверждает фронтовик Самойлов, «понятие о неминуемости совместной жизни, о взаимопомощи», «о приспособляемости и контактности» очень помогало «детям коммуналок» на фронте.

С одной кухни — на всю Россию

Больше 25 лет назад бизнес начинался с одного ресторана. Мы готовили разные блюда, в том числе и на вынос. Из этого родилась идея собственного производства, первым продуктом были пельмени. С них все и начиналось, да и сейчас они продаются повсюду. С ними же вышли сначала на московский, а затем и на федеральный рынок. Сегодня у нас больше 400 магазинов, большинство из них работает по франшизе. Мы активно идем в масс-маркет, сети, не замыкаемся в своем сообществе. Это совсем другой подход, свои требования к качеству. У нас была мысль сменить ассортимент продукции, сделать дешевле, какие-то варианты рассматриваем и сейчас. Но полностью менять концепцию — это было бы уже совсем другое производство.

Сейчас у нас несколько производств, головной офис — в Самаре. Но по масштабам московское предприятие в разы больше. И сейчас, если вы спросите, откуда у москвичей на столах торты «У Палыча», никто вам не ответит, что из Самары. Хотя именно отсюда по всей России у нас расходится, например, вся замороженная продукция.

Благодаря ручному труду получается продукция по-домашнему вкусная. Но, разумеется, как и на любом пищевом производстве у нас есть вполне определенные стандарты, которые мы строго соблюдаем. Те же торты сотрудники изготавливают по техкартам, в которых прописана рецептура: сколько должно быть полуфабриката, сколько крема и т. п.

Рецепты разрабатывает технологическая группа: наши технологи постоянно стараются придумать что-то новое. Вдохновение черпают на выставках, каких-либо обучающих мероприятиях. Разработанный специалистом рецепт оценивается по разным параметрам, его пробует дегустационная комиссия. Когда новый продукт или изменения в рецептуре утверждают, мы внедряем его в производство, обучаем цехового технолога.

Наше предприятие работает круглосуточно, без выходных. Как в дневную, так и в ночную смену (в том числе по субботам и воскресеньям) цеховой технолог контролирует изготовление продукции согласно рецептуре.

Подробнее о книге

  • Рецензии 8
  • О книге
  • Цитаты 30
  • Подборки 17
  • Книгообмен -/2
  • Читатели 45

Напишите рецензию!

holding hands is punk rock

6 декабря 2019 г. 00:16

Что тут можно сказать?

Хотела прочитать эту книгу давным-давно, но всё откладывала, потому как думала, что она очень сложная и на неё нужно настроиться. Тем не менее, после очередного пересмотра сериала «Уилл» наконец-то взялась читать уже просто потому, что не могла утихомирить своё любопытство.

Кроме того, что произведение само по себе короткое, оказалось, что и читается оно очень легко. Даже слишком. Так, что мне начало казаться, будто в этом есть какой-то подвох. Нет, мне понравилось. Гораздо больше, чем Гёте, у которого совсем другой посыл, он старый нудотик, и у него есть какая-то дурацкая маргарита — зачем? (Лучше бы уж это был коктейль тогда.)

Но уж слишком легковесно для Марлоу! Просто, вспоминая, какие муки ада он прошёл в сериале, чтобы написать это произведение, не верится,…

20 июня 2018 г. 18:48

1 Пафосное гуано, описывающее мировоззрение, насаждаемое простолюдинам средневековья

Сказать, что пьеса ни о чем, значит просто преуменьшить её заслуги! Реальность такова, что пьеса бьет все рекорды глупости! Даже для своего времени, очень примитивный язык и подача. Метафоры используемые в произведении скучны и примитивны! Семь грехов, которые должны были развеселить Фауста, описаны так, что современный пятиклассник выдал бы что то более интересное! И в целом, произведение не несет ни какой смысловой нагрузки, кроме того, что учиться, развиваться, сомневаться, экспериментировать, достигать, желать, стремиться и тд. – УЖАСНО ПЛОХО! Даже источник знаний – книга, выставляется в произведении, как сила злая, магическая и отталкивающая! Пьеса, которая кошмарит литературу! Да, только в 16 веке могло такое появиться! Ну и конечно, то на что направлено произведение! Молитесь и…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector